В школе учат многому. Ещё большему учат в семье. Мама и папа говорили:" главное - это иметь доброе сердце. Ты не должна черстветь...чтобы не происходило". 

Только папа с мамой не говорили, что, когда я вырасту, увижу столько грязи.  В школе не рассказывали, что девочка из параллели может стать женой отца нашего одноклассника, что твоя подруга будет спать с мужчиной шестидесяти лет, а тебе в 20 скажут:" Не стоит переживать, бесплодие лечится". ( Забавная штука -жизнь. Кто-то делает аборты каждые три месяца, отдаёт детей в детдом, а кто-то хранит себя от всего: от  мужчин и секса, простуд, неправильной еды, алкоголя, заболеваний. А в итоге?! Зияющая дыра внутри.)

 Пытаясь огородить себя от окружающего дерьма, не заметила, как очерствела. Как стало плевать на девочек, которые в 15 живут с мужчинами, на мужчин, которые уходят из семей, оставляя свою жену, которой целовал ноги, говоря о вечной любви, детей, рождение которых обмывал неделю. На детей, убивающих своих родителей из-за имущества, людей, предающих друг друга. На всё плевать. 

Сидишь в своей стальной коробке, душу ветками терновника оборачиваешь, шипами кверху.  А потом подходит мама, обнимает и тихо-тихо так:" а помнишь, как в 13 ты всем говорила, что выращиваешь в сердце пионы?! Пионы такие красивые. Им ведь нельзя вянуть". И это всё в шутку. И шипы ломаются, и ты оттаиваешь, и жалко становится девочку из параллели, подружку, делающих аборты, да и других жалко. А себя -нет. 

У меня есть друг. Он всегда говорит мне, что жалость-это слабость. А я чувствую себя такой сильной...спасибо маме, которая удобряет мой сад своей любовью и верой. Я тоже стану такой мамой. Хочу.